maxdianov (maxdianov) wrote,
maxdianov
maxdianov

Categories:

Метлы вместо жезлов - Карл Дениц и Эрих Редер в Шпандау. ( часть 1)

Большой жук-плавунец упрямо полз в сторону озера Ванзее повинуясь неистребимому зову родной стихии -воды. Но после нескольких десятков сантиметров пути, непреодолимая сила подымала его в воздух и он вновь оказывался в начале пути развернутым в противоположную сторону. Сделав несколько кругов, как самонаводящаяся торпеда, жук снова ложился на курс к цели и так продолжалось долго, пока неведомые боги под громовой смех не оставили его в покое. Люди испытывавшие "систему самонаведения" жука не были обычными берлинскими мальчишками, которым была бы под стать эта забава. Один из них (заключенный №4) был уже глубоким стариком, другой (заключенный № 2) был человеком в возрасте. На обоих были синие адмиральские кителя, когда-то они повелевали флотом могучей империи и это был редкий момент когда со стороны они могли показаться друзьями. Наблюдал за ними мрачный заключенный № 5, который никогда не был связан с морем и был гораздо моложе обоих. Но это не помешало ему оказать влияние на их судьбу и карьеры....
Когда я закончил цикл "Я спросил его что больше -21 или 44?" http://maxdianov.livejournal.com/4522.html о пребывании и отношениях гросс-адмиралов Редера и Деница на Нюрнбергском процессе, я остро чувствовал, что на этот торт очень не хватает "вишенок" от Альберта Шпеера, министра вооружения рейха. Но его записи и протоколы я изучал очень давно, к тому же это все равно вылилось бы в другой крупный и последний период взаимоотношений адмиралов и главкомов - пребывание в тюрьме Шпандау. Но началось все с того, что как я и писал, дороги Шпеера и Деница в Нюрнберге резко разошлись из-за того,что Шпеер полностью принял вину за исполнение приказов Гитлера, а Дениц был категорически против этого. У меня сложилось впечатление,что отношения Деница и Шпеера несколько глубже, чем это было видно из заявлений и воспоминаний первого. Действительно судя по воспоминаниям Деница, он сошелся со Шпеером только после назначения и начала крупного строительства у-ботов. Выкроив время я решил детально проверить это. И воспоминания Шпеера подтвердили, что с будущим гросс-адмиралом он познакомился задолго до назначения Деница главкомом.С Деницем я познакомился сразу же по заступлении в должность, когда он был командующим подводным флотом. Он принял меня в Париже в простом, но по тогдашним понятиям ультрамодерновом жилом доме. Простота обстановки показалась мне тем более симпатичной, когда мы вернулись с обильного, из многих блюд и редких вин, обеда, которым нас потчевал командующий ВВС, дислоцированных во Франции, фельдмаршал Шперле. Обратите внимание на эту фразу. Из нее можно понять,что Шпеер и Дениц познакомились после февраля 1942 года, когда Шпеера назначили рейхсминистром вооружения. В сомнения меня повергла следующая замечательная фраза - Общие заботы при строительстве крупной базы подводных лодок на Атлантическом побережье сблизили Деница и меня в последующие месяцы. Главнокомандующий ВМФ Редер, казалось, без удовольствия наблюдал за этим. Без лишних слов он запретил Деницу обсуждать напрямик со мной технические вопросы. Насколько я изучил записки Шпеера после назначения преемником доктора Тодта у него была огромная масса работы в Берлине никак не связанная с флотом - он пробивал Геринга и промышленников забирая себе власть над экономикой Германии.Совещания и планирования день за днем, заседания и инспекции, постоянные вызовы к Гитлеру, изучение множества проблем, прямой приказ о приоритете танковой программы. Какие могут быть "общие сближающие заботы" с командующим рода войск, о строительстве хоть и важного, но одного объекта, у черта на куличках во Франции? Но, а если Шпеер немного путает и заступлением в должность считает в этом случае свое назначение главой строительного штаба в Организации Тодта? Я искал ответ на этот вопрос и нашел его. В "Дневниках Шпандау" после очередного скандала с Деницем Шпеер вспоминал : Под влиянием вчерашнего спора пытаюсь вспомнить другого Дёница...Незадолго до нашей встречи с Дёницем захватили британскую подводную лодку. К всеобщему удивлению, она была оснащена стальным торпедным аппаратом. На немецких субмаринах стояли бронзовые аппараты, и считалось, что никакой другой металл для них не подходит. Исследовав захваченное судно, немецкие инженеры объявили, что в будущем мы тоже сможем использовать стальные аппараты. Это имело огромное значение, потому что бронза представляла собой серьезную проблему. В конце концов нам с Дёницем удалось убедить Гитлера, и он разрешил нам действовать. Редер, в то время главнокомандующий ВМС, почувствовал себя обойденным и запретил Дёницу впредь иметь дело со мной. Он также направил мне выговор по официальным каналам через верховное командование ВМС.
Итак все встает на свои места. Британский минзаг "Seal" был захвачен 5 мая 1940 года. Таким образом близкие отношения Деница и Шпеера начали складываться весной-летом 1940 года. Шпеер судя по всему контролировал возведение бункера в Бресте. Мало того изучив отчет о ТА британцев, они через голову Редера и управления вооружения кригсмарине предложили новое техническое решение. Резкую реакцию Редера Шпеер описал. И не забыл ее. Контакты Шпеера и Деница продолжались в том числе и через подчиненных командующего подводными лодками - В конце 1942 г. очень удачливый капитан подводной лодки Шютце рассказал мне о серьезных раздорах между морским командованием в Берлине и Деницем: среди подводников поговаривают о том, что вскоре их командующий будет смещен. Еще через несколько дней я узнал от статс-секретаря Наумана, что цензор, отвечающий за флот в министерстве пропаганды, вымарал имя Деница на всех фотографиях для прессы, запечатлевших совместную инспекционную поездку Редера и Деница. Следует заметить,что Шютце в это время был не командир лодки, а командир 2-й флотилии, которая базировалась в Бресте и явно он также знал Шпеера еще со Франции. После назначения Шпеер провел несколько крупных "сражений" с вооруженцами видов ВС. Практически все поддержали его модель "столбов и колец", когда на него замыкалось все производство важнейших видов всех вооружений армии, флота и ВВС. Угадайте, кто на совещании 18 февраля 1942 года оказался единственным противником Шпеера - адмирал Карл-Эрнст Витцель, начальник управления вооружения кригсмарине. Мартин Борман скоро научит молодого рейхсминистра всем тонкостям интриг и умению обращения с Гитлером. Скоро все это ляжет в основу тщательно подготовленного разговора с Гитлером и разговор этот будет на фоне Новогоднего боя. Эра Редера подходила к концу... Продолжение следует.


Subscribe

  • Рыбацкая доля

    Сэр Джулиан Корбетт по поводу обстоятельств начала Первой мировой мрачно заметил: "Традиционно наш линейный флот должен был защищать рыболовство, в…

  • Норвежский Хитмен и результаты его работы

    Ещё интересных фото норвежских рэков. Макс Манус наверно единственный диверсант, которому довелось постоять на палубе потопленного им корабля. 16…

  • Нацистская "Коста Конкордиа" 1934 года

    Очень хорошие снимки лайнера "Дрезден", лежащего в фиорде Кармё, после того как 20 июня 1934 года, напоролся на скалу около норвежского острова Бокн.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • Рыбацкая доля

    Сэр Джулиан Корбетт по поводу обстоятельств начала Первой мировой мрачно заметил: "Традиционно наш линейный флот должен был защищать рыболовство, в…

  • Норвежский Хитмен и результаты его работы

    Ещё интересных фото норвежских рэков. Макс Манус наверно единственный диверсант, которому довелось постоять на палубе потопленного им корабля. 16…

  • Нацистская "Коста Конкордиа" 1934 года

    Очень хорошие снимки лайнера "Дрезден", лежащего в фиорде Кармё, после того как 20 июня 1934 года, напоролся на скалу около норвежского острова Бокн.…