maxdianov (maxdianov) wrote,
maxdianov
maxdianov

Categories:

Как "Санта-Фе" мстила британцам

Всех со светлым праздником и по просьбам трудящихся выкладываю переведённый отрывок из книги Tony Booth. Admiralty Salvage in Peace and War, посвящённый тому, как Королевский флот три года "воевал" с уже мёртвой аргентинской субмариной "Санта-Фе", ARA Santa Fe (S-21), которая так удачно утонула, что всем в пример, как надо, чтобы враг тебя проклинал ещё годами))).

"Санта-Фе" на базе в Ушуайа, Огненная Земля, 1978 год, за 4 года до гибели.
Говорю сразу, определённые нестыковки и непонятные моменты в оригинальном тексте присутствуют, но "всё как есть", ничего не копал и не сопоставлял, то же и с фотографиями, с минимальными собственными ремарками. Итак поехали:
Самой большой, сложной и затратной операцией по судоподъёму после конфликта стало спасение не корабля Королевского флота или британского судна, а подъём аргентинской подводной лодки, под завязку загруженной оружием и боеприпасами для аргентинских оккупационных войск на Южной Георгии. Субмарина «Санта-Фе» ( 1526 тонн, бывшая американская класса «Гуппи») была обнаружена в надводном положении в заливе Камберленд 25 апреля.
К несчастью для «Санта-Фе» в этот же день британские вооруженные силы начали операцию «Паркет» по освобождению острова. Пять вертолётов с находящихся поблизости английских кораблей «Антрим», «Плимут» ,«Бриллиант» и «Эндюренс» патрулировали этот район и после обнаружения аргентинской субмарины обрушили на неё в общей сложности 1600 пуль, 2 глубинные бомбы Мк11, 1 торпеду Мк46 и 9 ракет АS-12.
От близкого взрыва глубинной бомбы левый борт «Санта-Фе» был вскрыт, как консервная банка, разорвало одну балластную и одну топливную цистерны, получил повреждения прочный корпус лодки. От попадания в корму (ракета AS-12 – М.Д.) были повреждены сальники гребных валов лодки. Последняя воздушная атака привела к сильным повреждениям боевой рубки, перископа, радиоантенны и РДП (шноркеля). Борясь с пожарами и затоплением «Санта-Фе» всё-таки добралась до причала Кинг Эдвард Пойнт, примерно в полумиле от Грютвикена.
Операция «Паркет» началась позднее в тот же день и после незначительного сопротивления, аргентинский гарнизон Южной Георгии сдался британским войскам.
Через два дня после атаки, командир «Санта-Фе» Горацио Бикайн с несколькими членами экипажа лодки, под конвоем морских пехотинцев прибыли на лодку, чтобы переместить её к находящемуся поблизости, старому китобойному причалу. Бикайну и старшине Феликсу Артузо удалось продуть балластные цистерны и уменьшить крен лодки до 5 градусов. «Санта-Фе» начала двигаться к причалу и всё шло довольно хорошо, когда субмарина вдруг вздрогнула и снова сильно накренилась. Ситуация в центральном посту мгновенно стала крайне напряжённой, нужно было срочно действовать, чтобы избежать гибели.

Повреждённая "Санта-Фе"

Бикайн нервно приказал Артузо снова продуть цистерны и тот бегом бросился через центральный пост исполнять, но английский морпех решил, что аргентинцы намеренно топят лодку и пристрелил Феликса Артузо на месте. Расследование по этому инциденту было проведено, но его результаты не были преданы огласке. (Автор опускает, что творилось в этот момент в ЦП и как Бикайну всё-таки удалось довести лодку, можете сами себе представить. Морпеха винить трудно — в полной жопе, лодка тонет, эти орут по испански и по ходу полный трындец. - М.Д.)

Могила Феликса Артузо.
В конце концов «Санта-Фе» смогла подойти к старой пристани, где британцы подорвали ей на всякий случай руль и оставили как есть. Лодка медленно погрузилась на глубину 20 метров в компост из гниющего китового жира и сопутствующих отходам промысла микроорганизмам, видимость в этом субстрате была нулевая. Так как все спасательные суда были заняты на другом театре, никаких мер к спасению лодки не предпринимались и последующие 10 недель она продолжала постепенно засасываться «мягким дном» на месте стоянки.
Хотя все спасательные суда и были заняты на Фолклендах, «Санта-Фе» блокировала важный причал, необходимый для многих судов в единственном защищённом от океана месте стоянки на острове. Её было необходимо поднять и затопить в глубоком месте Южной Атлантике, где груз боеприпасов лодки не мог представлять опасности. В теории её подъём представлял старую стандартную процедуру — герметизация и продувка сжатым воздухом, но удалённость Южной Георгии и отсутствие инфраструктуры превращали это обычное дело в уникальную операцию.
Всего было предпринято три попытки подъёма лодки и её «утилизации» в Южной Атлантике, первая из них была в мае 1982 года. Суда «Тайфун», «Эндюранс» и «Сэлвэйджмен» прибыли на место, но технические проблемы и постоянные переназначения для помощи другим судам, сорвали операцию.
28 июня 1982 года пять спасательных судов, включая «Йоркширмен» и «Стенна Инспектор» приступили к подъёму и через две недели, общими усилиями смогли придать лодке плавучесть и оттащить её от причала, очистив подход для прибывающих кораблей.
В начале 1983 года «Санта-Фе» с её опасным грузом должны были окончательно вывести из гавани и затопить. На первом этапе спасательное судно «Сэлвэйджмен» попытался полностью продуть цистерны главного балласта лодки, но сильные волны мешали хорошо начавшейся операции, при этом оба спасателя и «Санта-Фе» были жёстко пришвартованы к причалу Кинг Эдвард Пойнт, чтобы противостоять шторму.
В 1999 году ныне покойный спасатель Майк Коббольд вспоминал: «Три минуты спустя раздался громкий треск, лодка стала быстро валиться на борт, после чего опустилась кормой на грунт с дифферентом 30 градусов.» Сжатый воздух подавался в цистерны весь день, чтобы выправить ситуацию, но безрезультатно. Было принято решение всё равно буксировать её в таком состоянии, но как только буксировка началась, «Санта-Фе» зацепила причальный буй и камнем пошла на дно.

Судя по всему вот этот момент

Когда шторм утих, водолазы устроили консилиум. Слово Майку Коббольду:
«Осмотр показал, что она буквально утонула в компосте. Водолазам была доступна только небольшая часть борта и трюма лодки, 95% корпуса лодки поглотили грязь и донные отложения. Затонувшая лодка заблокировала первоклассный причал и стала первоочередной проблемой; но операция была отменена и «Сэлвэйджмен» с партией спасения ушёл в Порт-Стэнли 27 апреля 1983 года. (Судя по всему многие поколения китобоев абсолютно не заморачивались и сливали все отходы судов и промысла прямо возле причалов. Думаю все обратили внимание, что мстительная «Санта-Фе» заблокировала именно тот причал, который был нужнее всего и от которого её в первый раз отвёл Горацио Бикайн — М.Д.)
Только в конце осени 1984 года из Великобритании вышла экспедиция под кодовым названием «Окхемптон» под руководством главного спасателя Королевского флота Ферриса Мортона. В операции приняли участие спасательное и буксирное судно флота «Гусандер» ( RMAS Goosander) и ветеран Фолкленд «Сэлвэйджмен». Пять недель спустя экспедиция прибыла в бухту Кинг Эдвард в начале ноября и обнаружила, что берега и половина бухты покрыты льдом и снегом толщиной несколько дюймов. (внезапно !!! - М.Д.)
У каждого водолаза был герметичный неопреновый костюм, чтобы работать в этой замёрзшей массе. Над затонувшей лодкой, для точного позиционирования «Гусандера» был оборудован четырёхугольный плавучий причал по типу того, который применялся для подъёма «Кометы» де Хэвилленда,(операция "Остров Эльба" в 1953 году, по подъёму разбившегося в Средиземном море первого коммерческого реактивного лайнера "Комета" - М.Д.) на этом месте «Гусандеру» предстояло оставаться следующие три с чем-то месяцев.
Первой задачей было обследовать «Санта-Фе» как внешне так и изнутри. Осмотр показал, что лодка лежит с дифферентом 25 градусов на корму, которая на 15 футов ушла в грязь, люк в боевой рубке был открыт. Необходимо было проникнуть внутрь «Санта-Фе» и закрыть люки переборок всех отсеков, чтобы минимизировать перемещение воды в лодке в продольной плоскости. Водолазы брали с собой ручные подводные телевизионные камеры, с разрешением в 6 раз больше, чем у человеческого глаза, с фонарём подсветки, мониторы изображения с камер были оборудованы на корабле. Пользуясь изображением с монитора и звуковым каналом связи, специалист, управляющий операцией, вёл практически «слепого» водолаза через помещения лодки и контролировал его действия. Это обеспечивало высокий моральный дух водолазов, которые знали, что все их действия видят и слышат на корабле. Требовалось заделать огромное количество пулевых отверстий, для этого использовались пластины, болты и всё те же «болтовые пистолеты высокого давления» Кокса 20-х годов. ( то есть то же с чем Кокс подымал германский ФОМ в Скапа-Флоу- М.Д.).
Водолазы совершенно вслепую, медленно и крайне осторожно, продвигались по лодке, заполненной огромным количеством взрывчатки и первые погружения были очень нервными. Но по мере продвижения работ, уверенность дайверов росла и вскоре он могли уже производить работы на удалении до 20 метров от входного люка.
Вес затопленной лодки был рассчитан как 2500 тонн. Коббольд объяснял: «План предусматривал сочетание восстановления собственной плавучести лодки, придание ей дополнительной плавучести и механический подъём с помощью «Гусандера», который мог дать со своих носовых устройств тяговое усилие в 200 тонн. Трос толщиной 7 дюймов был пропущен под носовой частью «Санта-Фе», прямо за её рулями глубины, дальше шли 10 надувных понтонов, трос толщиной 9 дюймов был пропущен вокруг кормовой части и был соединён с «Гусандером» для преодоления «засасывания» лодки кормой.
Когда герметичность корпуса была восстановлена и проверена, возникла ещё одна проблема: при испытаниях, часть сжатого воздуха просачивалась в топливные цистерны. Устранить это было невозможно и требовалось просто учитывать это при подъёме.
Водолазы установили 31 шланг по бортам балластных цистерн и прочного корпуса лодки, которые подключили к кольцевой магистрали «Гусандера», для контролируемого распределения сжатого воздуха по лодке. Первый пуск был осуществлён 8 февраля 1985 года. Три дня спустя «Санта-Фе» всплыла на поверхность, её подтащили к берегу и начались немедленные приготовления для её буксировки и утопления в месте с глубиной не менее 1000 саженей.

Буксировка к берегу
20 февраля «Сэлвэйджмен» осторожно взял лодку на буксир и повёл из бухты Кинг Эдвард в залив Камберленд. Однако «Санта-Фе» не собиралась сдаваться, через три часа она сильно накренилась на правый борт, оборвала буксир и в конце концов пошла на дно кормой, не в предназначенную ей 1000-саженную могилу, а практически на входе в залив Камберленд, на глубине 196 саженей, где и лежит до сих пор.
Всего в операции «Окхемптон» было произведено 868 погружений водолазов в ледяную воду, из них 42 непосредственно внутрь лодки.

Последнее фото "Санта-Фе"

В общем как-то так. Тони Бут обычно любит денежные эквиваленты, но здесь промолчал, так что во сколько обошлась трёхлетняя возня с аргентинкой (или хотя бы "Окхемптон") непонятно. Но думаю Горацио Бикайн, тем что довёл лодку к причалу, пробил весьма существенную дыру в оборонном бюджете Британии, потому что только поход двух кораблей из Англии к Южной Георгии и трёхмесячная работа на месте с таким количеством погружений и т.д. явно влетела в крупную копеечку. Вот как надо топиться друзья!
Tags: royal navy, wreck, британский судоподъем
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments