maxdianov (maxdianov) wrote,
maxdianov
maxdianov

Categories:

Современный статус военно-морских захоронений

На фото австрийская подводная лодка U-20,потопленная 4 июля 1918 года около Венеции итальянской лодкой F-12, с гибелью всего экипажа. Она была обнаружена и поднята итальянцами в 1962 году.

Мне стало интересно, а как юридически был обоснован подъём и судя по всему итальянцы действовали таким образом, который был кодифицирован только спустя 20 лет. К моему удивлению общий статус всех военно-морских захоронений железно и безусловно на международном уровне не регламентирован до сих пор. Всё зависит от государства флага или его правопреемника, которое должно официально объявить о том, что затонувший корабль является захоронением. Это касается кораблей у которых официально "установлена судьба", а не пропавших без вести. При этом есть один нюанс: Находясь на дне, вне зависимости от статуса района затопления, затонувший военный корабль (летательный аппарат) является собственностью государства флага или регистрации и остается под его суверенитетом, пока это государство формально от него не откажется. Вместе с тем затонувший корабль (судно) не может признаваться военным кораблем, так как в затонувшем состоянии лишен признаков военного корабля, предусмотренных международным морским правом
В случае с U-20 итальянцы поступили так: боевая рубка и часть корпуса погибшей субмарины были переданы в Венский военный музей

Боевая рубка U-20 в Венском военном музее.
Останки экипажа были переданы австрийцам и захоронены на территории Терезианской военной академии в Винер-Нойштадте. Подъём лодки судя по всему был произведён из-за того, что она находилась очень близко от Венеции и представляла собой потенциально опасный объект. Примечательно, что на тот момент действовала впервые (!!!) принятая конвенция морского права 1958 года, в которой все эти моменты не оговаривались. Спустя 20 лет в 1982 году была принята новая конвенция морского права в которой появилась статья 149:Все археологические и исторические объекты, найденные в Районе, сохраняются или используются на благо всего человечества, причем особое внимание уделяется преференциальным правам государства или страны происхождения, или государства культурного происхождения, или государства исторического и археологического происхождения. Можно сказать, что итальянцы поступили в 1962 году в соответствии с данной статьёй - объект находился в её территориальных внутренних водах, представлял опасность, но преференциальное право Австрии было соблюдено, при чём очевидно на основании двусторонних договорённостей. За 2 года до подписания конвенции 1982 года был ещё один прецедент, в 1980 г. при попытке подъема крейсера «Адмирал Нахимов», затонувшего в Корейском проливе во время русско-японской войны 1904—1905 гг., японской частной фирмой советская сторона заявила решительный протест, объявляя район гибели «Адмирала Нахимова» «военно-морским захоронением». В 1974 году из-за отсутствия такого объявления американцами была поднята носовая часть советской подводной лодки К-129, при этом американцы "подстраховались" торжественно захоронив в море останки советских моряков и засняв это на киноплёнку.
В 2001 году была принята "Конвенция об охране подводного наследия" в которой к военно-морским захоронениям относится одни пункт - 9. Государства-участники обеспечивают должное уважение ко всем человеческим останкам, находящимся в морских водах.
С большим удивлением я узнал, что первое официальное объявление военно-морского захоронения в нейтральных водах Российской Федерацией состоялось только в мае 2012 года и было применено к останкам подводной лодки П-1 "Правда", обнаруженной в южном секторе внутренней акватории Финского залива в рамках выполнения проекта "Северный поток" в июле 2008 года в точке с координатами 59 градусов 52 минуты северной широты и 025 градусов 36 минут восточной долготы на глубине 75 метров.
На следующий день в кают-компании судна состоялся сбор участников мемориального похода. Открыл сбор заместитель начальника Управления МО РФ по увековечению памяти погибших при защите Отечества Андрей Таранов, рассказавший всем присутствующим о целях похода и его особенностях.
"Данное мероприятие, - сказал Андрей Леонидович, - отличается от всех предыдущих, проводимых Министерством обороны. Это первое захоронение павших моряков на морском дне в нейтральных [международных] водах, которому будет придан официальный статус. Захоронение будет поставлено на учет в нашем Управлении, то есть попадет под защиту государства. Мы оформим паспорт воинского захоронения и планируем опустить на лодку и закрепить на ней памятную доску со списком погибших подводников...Сейчас на учете в Минобороны числятся почти 50000 захоронений павших воинов, на которые оформлены паспорта, из них 20000 находятся за пределами Российской Федерации. Впервые мы обозначим сегодня воинское захоронение под водой, на профессиональном языке это называется "установление судьбы". До сегодняшнего дня все погибшие моряки числились как пропавшие без вести, теперь же место их гибели установлено. Была даже мысль поднять лодку со дна, но ее состояние не позволяет это сделать.
Министерство обороны в рамках проекта "Обобщенный банк данных "Мемориал" начинает новый проект - "Некрополь". Это - возможность виртуально посетить любое воинское захоронение. Первой съемкой в этом списке будет П-1".

https://flot.com/news/navy/?ELEMENT_ID=111578
Таким образом только такая процедура может гарантировать 100% защиту военно-морского захоронения в наши дни, так как в конвенциях всё это довольно расплывчато и неопределённо, а трактовать в "интересах всего человечества" и "относиться с уважением" можно слишком широко в зависимости от конкретной ситуации.
Tags: Реджиа Марина, австро-венгры, военно-морские захоронения, разное
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments

Recent Posts from This Journal