maxdianov (maxdianov) wrote,
maxdianov
maxdianov

Category:

Дневник офицера французской паровой лодки типа "Плювиоз" в ПМВ

Как и обещал и в качестве анонса. Очень интересный небольшой отрывок из дневника помощника командира французской паровой лодки типа "Плювиоз", описывающий будни и быт "блокирующего крейсерства" в Адриатике.

Из "библии" по французскому подводному флоту Gérard Garier A l'épreuve de la Grande Guerre. L'odyssée technique et humaine du sous-marin en France
Сам материал был мне давно предоставлен Эдом Журавлёвым (да святится имя его) u_boat_lab, вот я и разбираю потихоньку, когда устаю от немцев и прочих.
Итак поехали:
" 3 часа утра. В надводном положении, пришли на расстояние видимости берега. Отключили от гребных валов одну из машин, чтобы зарядить аккумуляторные батареи. Закрыли все неиспользуемые люки, которые падают с гулким грохотом. Застопорили ход и провентилировались. Сквозняк и ужасный шум. Заснул в носовом кубрике. Люди, незанятые на вахте, просыпаются и стараются глотнуть немного свежего воздуха у люков, оставленных открытыми. Матросы готовят кофе, в машинном отсеке они нашли способ подвесить большой чайник, под которым держат лампу с лигроином, которая предназначена для розжига топок котлов. Это даёт какое-то пойло, которое передаётся из рук в руки в течение часов нахождения под водой.
Обезумевший от этой суеты пёс Ройт, спасается в офицерском кубрике. Две койки "валетом", умывальник и непромокаемые плащи занимают уже всё место, но для пса ещё хватает. Костюмы у нас самые невероятные. Когда я не на верхней вахте, я в пижаме, сапогах и кожаной куртке, всегда готовый подняться на палубу для обхода. Принцип в том, что помыться можно будет только на берегу. На борту всегда накрывает волной, когда рискуешь высунуть нос наружу, а внутри всё полно смазки, масла и дыма и когда ты за что-то хватаешься, то обязательно вляпаешься в смазку.
Есть товарищи, которые моют свои руки спиртом и пользуются духами, которые они заказывают в заливе Жуан. В подводном положении запах этих духов самый тошнотворный, из всего что можно представить.
Тотчас по подходу к берегу, проверены дифферентовочные и уравнительная цистерны для уравновешивания корабля. После этого я вскарабкиваюсь на рубку, где вместе с командиром мы пытаемся нанести наше место на карту, используя пеленги на горы побережья. При ветре от Bora спектакль великолепен и мы наслаждаемся им. Старший штурман присоединяется к нам, вестовой приносит обед. С рассветом мы спускаемся в центральный пост и командир приказывает: "Посты погружения!" - сигнал, по которому закрываются последние люки (рубочный и машинный). Я устраиваюсь у переговорной трубы, сообщающейся с кормовыми отсеками и командую последовательно: "Открыть кингстоны балластных цистерн! Открыть клапана вентиляции!" Подготовить слив! (коллектор, соединяющий балластные цистерны с электрической турбиной осушения, чтобы быть готовым в случае необходимости быстро осушить балластные цистерны). Специалисты отвечают мне: "Кингстоны открыты! Клапана вентиляции открыты! Слив подготовлен!"
Командир приводит в действие электрическую лебёдку, которая поднимает перископ, с шумом едущего вдалеке грузовика. Затем он отдаёт команды: "Правый мотор вперёд 200 ампер! Семь с половиной метров! Дифферент 0!" В этот момент люди у горизонтальных рулей выкладываются как черти изо всех сил, тогда как я кричу: "Кормовая дифферентная цистерна 500 литров! Носовая дифферентная цистерна 800 литров!С целью добиться равновесия в подводном положении. И когда манёвр закончен, командир группы погружения объявляет: "Семь с половиной метров! Дифферент 0!К чему я добавляю: "Закрыть клапана вентиляции!".
В начале погружения приятные ощущения ( по крайней мере зимой). Больше нет тумана, риска быть глупо захваченным врасплох на поверхности, не имея возможности пустить торпеду в атакующего. Окончены заботы, связанные с поддержанием дифферента, с клапанами, которые можно забыть закрыть, со страхом ошибочного манёвра. Не слышишь больше урчания моторов, пронзительный шум перископа, когда его поднимают или опускают, движения рулей глубины.
Каждый снял свою одежду для верхней вахты, чтобы остаться в рубашке или с голым торсом. начинается жизнь тихого человеческого муравейника. В полдень погружаемся на 10 метров, чтобы пообедать. Неприятный душок, когда передают вино.
В течение дня, командир, помощник и штурман сменяют друг друга у перископа, наблюдение через который затруднено отражением. Когда ничего не обнаруживаешь, погружения в ходе блокадных действий, кажутся бесконечными. По мере того, как время проходит, начинаешь ощущать желание поспать, которое постепенно усиливается, сопровождаясь тяжестью головы и леностью рассудка. Запахи становятся всё более отчётливыми, давление ощутимо повышается. Один матрос к 12-му часу начинает выказывать признаки слабости, его поднимают в рубку. Мы ждём захода солнца, который предвещает скорое избавление.
Наконец ночь! Командир приказывает: "На поверхность! Продувайте центральные!". Все вздрагивают. Пёс, который слышит знакомое бульканье продуваемых цистерн, вскакивает и машет хвостом. Все снова одеваются. Командир поднимается в рубку, оставляя мне заботу разбираться с осушением различных балластных цистерн. Мы всплыли. Через рубочный люк, тотчас открытый, врывается свежий воздух. Быстро включить вентиляторы. Их шум покрывает последние команды: "Закройте центральные! Везде открыть клапана вентиляции! Осушить цистерны №2,3,4 и кормовые!" Дышим во все лёгкие. Больше не остаётся ничего, как разжечь котлы и поднять пары. Внизу всё в парах мазута, сталкиваюсь с коком, который несёт кувшин , с рулевым, который пришёл за биноклем. Принимаем "душ", через люк кочегарки, все спрашивают указаний. Нужно оставаться спокойным и сохранять улыбку. Скоро подключаем гребные валы и вот мы уже в пути."
Tags: ПМВ, французы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments