maxdianov (maxdianov) wrote,
maxdianov
maxdianov

Category:

Несостоявшийся Ладожский Ютланд

Бой у острова Сухо на Ладожском озере у нас очень известен и почитается, как несомненная победа. А вот главкома РККФ Н.Г. Кузнецова, события на Ладоге и действия ЛВФ в более широком смысле очень расстраивали. Интересно, что Кузнецов считал этот театр и операции на нём "морскими", без всякой специфики и явно желал, чтобы ЛВФ разгромила Ладожскую флотилию противника в классической операции в открытых водах. Впрочем лучше выложу сюда целиком Приказ №0903 от 23.10.42, (с сайта Сергея Баркалова), он вообще много даёт к пониманию, почему наши легкие силы в "малой войне" скажем так осторожно "не взлетели".
Приказ об итогах операции, проведённой Ладожской военной флотилией

№ 0903

23 октября 1942

9 октября с. г. на Ладожском озере проводилась операция, которая имеет большой интерес для всех флотов, во-первых, из-за ее чисто морского характера и во-вторых, по поучительности допущенных в ней ошибок.
Задачей операции являлись поиск и уничтожение катеров противника, создававших угрозу нашей коммуникации в южной части Ладожского озера (между Новой Ладогой и Осиновцем). Выполнение операции было возложено на три группы катеров «МО». Две группы, каждая по два катера «МО», ночью находились в дрейфе у западного побережья озера в районе о. Коневец, в ожидании встречи с противником, а третья группа, в составе 3-х катеров «МО», производила ночной поиск в восточной части озера в районе Крестово—Габаново. При этом две группы катеров, стоявших в районе о. Коневец, действовали вне видимости друг от друга.
Весь замысел этот имел три принципиальных ошибки.
Первой ошибкой являлось выделение для операции явно недостаточных сил. Было хорошо известно, что катера противника не ходят в одиночку, а действуют довольно значительными группами, а как минимум — парами. Так, 29 сентября канлодка «Лахта» имела перестрелку с двумя катерами, а 1 октября канлодка «Нора» с другими судами вела огонь по 17 катерам. Поэтому выделение в операцию 7 катеров из имевшихся 16 было явно неправильно.

[#] Следует отметить неслучайность этой ошибки. Она является весьма характерной и даже постоянной для всех операций на КБФ, где всегда боятся использовать мало-мальски значительные силы, и нерешительно и скупо вводят в действие совершенно недостаточные, не соответствующие задаче силы, а потому и терпят урон и неудачи. (Оборона Гогланда, попытка обратного захвата Гогланда, операция против Соммерса). Это объясняется тем, что, не умея и не пытаясь правильно рассчитывать операцию, действуют на авось, полагая, что в случае успеха сумеют изобразить его как крупную победу, а в случае неуспеха никто не будет порицать за малые (хотя-бы они и составляли значительную часть всех действовавших сил) потери. И командование КБФ, и штаб КБФ (особенно его оперативный отдел), и все командиры соединений КБФ, равно и командующий Ладожской флотилии хотя бы на второй год войны должны наконец понять, что всякая операция, в основу которой не положено расчета, который должен определить, сколько и каких сил должно быть выделено на операцию, обречена заранее на неудачу.[#]

Второй ошибкой, усугублявшей первую, было распыление и без того недостаточных сил на двух направлениях (западное и восточное побережье озера), настолько удаленных друг от друга, что какое-либо взаимодействие между ними исключалось. Результатом этого явилось то, что на одном направлении действовало всего 4, а на другом 3 катера, что для решения задачи было совершенно недостаточно и должно было быть очевидным даже без всякого расчета.
Третьей ошибкой явилась идея решения задачи обнаружения противника двумя парами катеров, стоящими в западной части озера на стопе, или как это было названо в «засаде». Общеизвестно, что поиск особенно при малых видимостях, требует движения для перекрытия некоторого района, где может находиться противник, т. е. что противника, если его, конечно, хотят найти, надо искать, а не ждать.

[#] Неверно применен и термин «засада». Засада предполагает такое расположение, при котором подстерегающие противника силы имеют то преимущество, что они, обнаружив противника, остаются от него скрытыми и, таким образом, имеют возможность нанести внезапный удар. Катера, стоящие ночью в открытом море, не могут быть названы стоящими в засаде, так как условия обнаружения ими противника такие же как и условия обнаружения их противником. Более того, при взаимном обнаружении противник будет обладать перед стоящими катерами тем преимуществом, что он уже на ходу, а стоявшим катерам придется еще развивать ход. Очевидно, что здесь ошибка не просто в неправильном применении термина, а по существу, т. е. в неверном представлении, что положение неподвижных катеров таит в себе какие-то выгоды и преимущества, чего на самом деле не было.
Как поиск трех катеров в восточной части озера, так и стоянка обеих пар катеров в западной, к обнаружению противника не привели. В эту же ночь находившийся в дозоре у южного побережья озера «ТЩ-100» обнаружил и обстрелял в 23 ч 45 м. сторожевой катер противника, прошедший на норд. Находившиеся в дозоре в юго-западной части озера (в районе Морье) катера «МО» № 262 и № 199 в 21.55 донесли, что на озере слышен шум моторов. Шум моторов в этом же районе был слышен и с берега. Казалось бы, что получив эти данные, следовало бы произвести немедленное переразвертывание и все катера, находившиеся в озере, сосредоточить в районе обнаружения катеров противника, выслать из баз поддержку и готовить к рассвету авиацию. Ничего этого сделано не было.
Находившиеся у Коневца две пары катеров вместо того, чтобы идти к месту обнаружения противника, продолжали его «искать», оставаясь в дрейфе. Дозорные катера «МО» № 262 и № 109, слышавшие шумы моторов, никакой доразведки услышанных шумов не произвели. В озеро к «ТЩ-100» были высланы еще два ТЩ и этим реагирование командования флотилии на полученные данные о противнике ограничилось.
Таким образом, несмотря на то, что противник, сам себя обнаружив, лез в руки флотилии, никаких решительных мероприятий предпринято не было. С бессмысленным упрямством продолжали «искать» противника там, где его почему-то хотели найти, а не там, где он сам себя показал.
Утром 9 сентября группа из трех катеров, действовавших в восточной части озера, вернулась без происшествий в базу. В 5.00 две пары катеров, находившихся в западной части озера у г. Коневец, начали отход из мест своей ночной стоянки в южном направлении. Около 6 ч. 45 м. катера первой пары «МО-175» и «МО-214» обнаружили слева отряд из 16 десантных (спаренных) судов и 7 сторожевых катеров, шедших на норд-вест скоростью 7—8 узлов. «МО-175» и «214» первыми открыли огонь, противник отвечал из орудий калибра до 75—85 мм и под действием подавляющего огня наши катера были принуждены к отходу. В 7.50, после нескольких попаданий, «МО-175» взорвался и затонул. Около 8.00 «МО-214», под прикрытием дымзавесы, оторвался от противника и больше в боевое соприкосновение с противником не вступал.
Эта часть событий характерна неправильными действиями наших катеров МО, которые не поняли обстановки, а отсюда и своей задачи. Обстановка не была такова, чтобы два катера могли рассчитывать на успех. Вместо, правда храброй и не совсем безуспешной (первые же выстрелы наших катеров дали попадания) атаки, задачей катеров являлось поддержание контакта с противником для наведения на него более мощных сил. Для этого были необходимы не сближение с противником до 14—16 кабельтовых, как это имело место, а дистанции настолько дальние, насколько позволяла видимость и применение дымзавес. Подобный образ действий вполне обеспечивался быстроходностью МО, т. к. противник имел скорость всего 7—8 узлов.
Надо полагать, что смелое и настойчивое выполнение задачи наведения на противника было вполне по плечу командирам и всему личному составу наших катеров. Это доказывается и поведением в этом бою. Но они не сумели этого сделать. Насколько мало они оказались подготовленными к подобным действиям, показывает хотя бы тот факт, что донесение об обнаружении противника было послано только через 35 минут после встречи с ним. Командиры катеров не сумели действовать так, как это следовало потому, что они не знали как действовать, а не знали они потому, что их этому не учили, т. к. тактике, основам оперативного искусства и боевому управлению на КБФ вообще, и в Ладожской флотилии в частности, учат плохо и учить не умеют и не любят.
В 7.42, т. е. через час после встречи с противником «МО-175» и «МО-214», из базы на поддержку были высланы 3 ТК, которые в 8.45 вступили с противником в боевое соприкосновение, а в 9.25, как об этом повествует отчет штаба КБФ: «ввиду отсутствия на них вооружения, способного причинять противнику существенные повреждения, вышли из боя».
В 8.15, т. е. через 1,5 часа после обнаружения противника первой парой, на поддержку были высланы канлодки «Нора» и «Бира», но, как об этом гласит тот же отчет, «из-за малой скорости своевременно к месту боя не прибыли и, выйдя на параллель банки Сухоневской, в 14.03 получили приказание возвратиться в базу, т. к. противник скрылся за о. Коневец и преследование его было бесполезно».
Оказывается, что такие простые и ясные вещи как тактические свойства торпедных катеров и ладожских канлодок могут быть доведены до сознания командования флотилии только путем испытания и проверки их в боевых условиях. Уразумение того, что канлодки тихоходные, а торпедные катера не имеют мощного артиллерийского вооружения — путем экспериментов в боевой обстановке способ при самом снисходительном отношении к его применителям иначе как преступный, или бесконечно наивный, квалифицирован быть не может.
Надо все же полагать, что командование Ладожской флотилией свойства своих кораблей знало, но, как эти свойства будут влиять на ход всей задуманной операции, до конца себе не уяснило, т. к. спланирована вся операция оказалась исключительно неряшливо и безграмотно.
В 9.12, т. е. через 2,5 часа после начала боевого соприкосновения с противником первой пары катеров, произошла встреча с противником второй пары катеров «МО-208» и «МО-209». Вторая пара, обнаружив противника на дистанции 40 кабельтовых, сначала повторила ошибку первой пары и продолжала сближение с противником до 30 кабельтовых. Дойдя до этой дистанции «МО-208» и «МО-209», испытывая сильный артиллерийский огонь противника, начали увеличивать дистанции, применяя при этом дымзавесы. В 9.30 «МО-208» получил попадание в носовую часть первого отсека, начал зарываться носом и терять ход. Прикрываемый катером «МО-209», катер «МО-208» начал, выходя из боя, отходить на вест. В 9.55 «МО-209» вновь сблизился с противником до 30 кабельтовых и до 10.40 продолжал вести огонь по противнику, временами увеличивая дистанцию и прикрываясь дымзавесами. В 10.40 «МО-209» прекратил бой и оторвался от противника, скрывшегося у о. Коневец на норд-весте. Следует отметить вполне правильные действия катера «МО-209» во второй половине этого боя, т. е. поддержание боевого контакта с противником на дальних дистанциях с применением дымзавес.
Однако, контакт этот смысла не имел, т. к. наводить в это время было уже некого и правильные действия «МО-209» использованы быть уже не могли.
Разрозненные действия обеих пар катеров наглядно показали, что взаимодействие обеих пар не было подготовлено, удары (если только их можно было назвать ударами) наносились растопыренными пальцами, и никто ими не руководил и не управлял. Между тем, для организации взаимодействия быстроходных катеров по всего только 7—8 узловому противнику были все предпосылки. При умелом руководстве можно было бы сосредоточить против противника минимум 6 катеров «МО», (кроме двух пар, находившихся в засаде в ударе могли бы принять участие и находившиеся всего на расстоянии часового перехода от места боя дозорные катера «МО-262» и «Мо-199») и 3 торпедных катера, находившихся в поддержке. Все эти возможности были упущены и не потому, что препятствовала обстановка, а потому, что грамотное руководство операцией отсутствовало и не было обеспечено достаточным уровнем боевого управления.
Наконец, в 12.20 (т. е. через 6,5 часов после обнаружения противника) произошел последний эпизод этой операции, которая вся оказалась состоящей из отдельных, не связанных между собой эпизодов, — авиация появилась над отрядом судов противника и нанесла по нему бомбовый удар, результатом которого, по донесению участвовавших в нем самолетов, было утопление одного десантного судна.[#]

Плохой расчет и из рук вон плохая организация операции привели к тому, что самый быстрый элемент участвовавших в операции сил — авиация прибыл на нужное место последним. Взаимодействия и здесь не получилось.
В итоге вся операция в целом с исключительной наглядностью иллюстрирует последствия, к которым приводят поверхностные и неграмотные расчеты, небрежная организация операции, нежелание или неумение тщательно анализировать обстановку и взвешивать возможности своих сил. Исключительно плохим выглядит и руководство всей операции, которое вместо организованных взаимно-увязанных действий всех сил допустило самотек и не оказалось способным управлять действиями разъединенных сил.

[#] Насколько неудовлетворительно на Ладожской флотилии состояние боевого управления и насколько плохо командование Ладожской флотилии осведомлено о том, что у него делается на театре, свидетельствует также и следующий факт.
В 11.35 9 октября начальник штаба Ладожской флотилии послал в Главный морской штаб донесение о бое. В этом донесении он пишет, что в районе Кексгольм—Сортанлахти 4 катера «МО» «вступили в бой с ТК противника. В поддержку высланы 3 ТКА, 1 СКА «МО», канлодки «Нора» и «Бира».
На самом деле, в составе сил противника никаких торпедных катеров не было, т. е. через 5 часов после встречи катеров «МО» с противником штаб флотилии имеет совершенно неверное представление о характере этого противника. Не знал по-видимому штаб флотилии и о том, что он посылал на поддержку. В упомянутом телеграфном донесении в числе высланных на поддержку кораблей упоминается 1 катер «МО», а в отчете он исчезает, т. е. по-видимому приказание о его посылке давалось, а исполнено не было.
Немногим больше истины и в более позднем донесении штаба ЛВФ, подписанном в 22.40 того-же дня, т. е. через 12 часов спустя, как отзвучал последний выстрел в этой операции. По этому донесению: «7.25—11.07 корабли в составе 5 СКА «МО», 3 ТКА и канлодок «Нора» и «Бира» вели бой с 7-ю СКА и 16 десантными судами противника в районе 5 миль к зюйд-осту от Коневца. В результате боя «МО-175» затонул со всем личным составом в Ш-60°38' Д-31°20', «МО-208» имеет пробоину. Подробности уточняются».
Это донесение дает совершенно неверную картину происшедшего. Бой с противником вели порознь две пары «МО» и 3 ТКА, а не перечисленные все силы вместе, как можно понять из донесения. В донесении фигурирует опять пятый «МО», отсутствующий в окончательном отчете. Наконец, канлодки ни в каком бою не участвовали. Что касается подробностей, которые «уточняются», то они в донесениях штаба ЛВФ Главному морскому штабу так и не были уточнены до 16.10; когда в ГМШ был получен отчет штаба КБФ по этой операции. Из всего этого должны быть сделаны и притом немедленно же решительные и самокритичные выводы и не только командующим и штабом Ладожской флотилии, но и командованием и штабом КБФ, т. к. неорганизованность и оперативное бессилие ЛВФ характерны и специфичны и для КБФ.[#]

Не могу обойти молчанием и отчет, представленный по операции штабом КБФ. Отчет этот, вообще говоря, затушевывающий и замалчивающий перечисленные выше многочисленные безобразия и ошибки, имеет выводы. Всего этих выводов 11, но ни один из них не вскрывает истинных причин провала операции.
Вывод 1-й говорит: «Засады СКА «МО», активно искавшие противника на подходах к его базам, обнаружили отряд противника, возвращавшийся после операции». Вывод более чем ошибочен, т. к. во-первых стояние на месте активным поиском назвать нельзя, а во-вторых, противник был обнаружен не тогда, когда катера были в «засаде», а тогда, когда они места «засады» оставили и шли на зюйд.
Вывод 3-й говорит: «Отходивший отряд противника встретился с нашими СКА «МО», находившимися в засадах, и имел с ними боевое соприкосновение». Опять искажение фактов, пытающееся доказать пользу от «засад». Боевое соприкосновение началось не в «засадах». Что же касается до того, что катера «МО» имели с противником боевое соприкосновение», то это не вывод, а повторение факта уже изложенного выше в отчете.
Дальнейшие выводы констатируют, что обе группы катеров не смогли соединиться и действовали разрозненно, что канонерские лодки к месту боя не поспели, что авиация настигла противника только когда он был около своих баз и т. д. Все это правильно, но все это факты, а не выводы, которые должны вскрыть причины фактов, дать им объяснение и указать, как надо действовать в будущем, чтобы не повторять сделанных ошибок.
Подобные «выводы» расцениваю как формальную отписку, не приносящую никакой пользы ни авторам, ни читателям.
Приказ проработать на командирской учебе со всеми командирами плавающих соединений и военно-морских баз, с командирами кораблей всех рангов, вплоть до катеров и со всем командным составом штабов флотов, флотилий, военно-морских баз и плавающих соединений.

КУЗНЕЦОВ

ЦВМА, ф. 79, д. 39803, л. 3—7. Подлинник.
Tags: ВМВ, ВМФ СССР, ВОВ, Зибель
Subscribe

  • Задумчиво

    При написании статьи пришлось довольно пристально изучить биографию Канариса и по моему более неудобной личности для простейшей моральной…

  • (no subject)

    Флотофилы, если хотите блеснуть в обществе самой изысканной флотофилией, можете томно закатив глаза, сказать: "Эх, сейчас бы секонд-хендом, да на…

  • С -союзники

    Инглиш в войне на море конечно универсален и незаменим, но иногда может приводить к казусам. Так 29 июня 1941 года Виктор Шютце на U-103, потопил…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • Задумчиво

    При написании статьи пришлось довольно пристально изучить биографию Канариса и по моему более неудобной личности для простейшей моральной…

  • (no subject)

    Флотофилы, если хотите блеснуть в обществе самой изысканной флотофилией, можете томно закатив глаза, сказать: "Эх, сейчас бы секонд-хендом, да на…

  • С -союзники

    Инглиш в войне на море конечно универсален и незаменим, но иногда может приводить к казусам. Так 29 июня 1941 года Виктор Шютце на U-103, потопил…